среда, 3 июня 2015 г.

Несколько слов о книге Франческо Альгаротти "Русские путешествия"



"Природой здесь нам суждено
  В Европу прорубить окно,
  Ногою твердой стать при море"

Все должны быть знакомы с такой метафорой Пушкина. Однако, многие ли задумывались откуда такой оборот? Думаю, что не ошибусь, если предположу, что подавляющее большинство соотечественников уверено в авторстве Пушкина. Однако, это не так. Сам поэт в примечаниях указывает "Альгаротти где-то сказал: «Pétersbourg est la fenêtre par laquelle la Russie regarde en Europe»". С французского это обычно переводится, как "Петербург — окно, через которое Россия смотрит в Европу". Сам Пушкин, скорее всего с творчеством Альгаротти не был знаком. В его библиотеке есть французская книга "Tableau Gereral de la Russie moderne..." ("Общая панорама современной России..."), где данный текст был выбран в качестве эпиграфа.

Притчей во языцех стали крылатые выражения, вроде "... окно, из которого постоянно сквозит" или "Нормальные люди в дверь ходят" и т.п. Однако, в оригинале, у Альгаротти стоит gran finestrone. У Альгаротти присутствует прилагательное "большое", что упущено во французском переводе и у Пушкина. Помимо этого следует сказать, что finestrone в итальянской архитектуре означает и огромное окно, выходящее на балкон, которым можно пользоваться, как дверью.

Но обо всё по порядку. Сначала пара слов об этом настоящем авторе этого сравнения, что уже больше 300 лет живёт с Петербургом. Франческо Альгаротти, как это понятно из фамилии - итальянец. Родился в Венеции. Получил отличное образование и слыл в Европе интеллектуалом. Был в Париже, где имел дружбу в Вольтером. Отправившись после Франции в Англию - "вступил там в члены Королевской академии" и был тесно знаком как с литераторами, так и политиками того времени. Собственно именно эти знакомства и позволили ему посетить Петербург в 1739-ом году, когда официальная делегация королевства под водительством пятого лорда Балтимора на свадьбу Анны Леопольдовны. Именно из заметок этого путешествия и появилась данная книга спустя около 20 лет после путешествия.

В Европе данный труд не единожды издавался. Однако на русском языке переводы стали доступны относительно недавно. Сама книга написана в эпистолярном жанре - в виде серии писем Альгаротти вполне реальным персонажам, которые, однако, эти письма никогда не получали. В них итальянец описывает реалии того времени, даёт оценку с позиции "просвещённой Европы". В центе, как понятно из называния книги - Россия, которая совсем недавно мощно появилась на политической карте Европы и громко заявила о себе. К личности Петра Альгаротти испытывает почтение, ибо иначе как "Царь" (именно с большой буквы) его практически не именует.

Позволю себе здесь выписать наиболее запомнившееся цитаты. Сама книга обязательна к прочтению. Тем более, что её объём просто смешон. Некоторые "язвы" современной жизни уже явственно просматриваются в 18-ом веке. Сколько же времени уйдёт на их излечение?

О Ревеле (Таллине) и Эстляндии (Эстонии) и восточной Европе того времени 

... не надо полагать довольным тот, самый многочисленный, народ, который обрабатывает тут землю и который Вергилий провозгласил самым счастливым. Крестьяне тут - рабы, равно как крестьяне в Польше или в России. Хозяева продают их вместе со скотом. Здесь не услышишь: у такого-то столько-то дохода наличностью; говорят, как и в России: у такого-то столько-то тысяч крестьян, - полагая, что каждая душа приносит владельцу ежегодно один рубль дохода. Воистину, и наружность их не свидетельствует о счастье. Ужасно их видеть: dira illuvies, immissaque barba (Весь он в грязи, лицо обросло бородою (лат.) - Вергилий. Энеида. 3, 593). Девушки, едва пройдя цветение юности, теряют женственность, становясь мужеподобными и по обличью, и по одежде.

О петровском "резервном фонде" и целевом расходовании средств. А также о паритете покупательной способности

Адмиралтейство получило от Царя триста тысяч фунтов стерлингов - сумма огромная для станы, где государство за два шиллинга получает то, что в Англии не сделают и за гинею... Эти деньги, по воле Царя, невозможно было тратить ни на какие другие нужды. Но Вы знаете, Милорд, судьбу государевых заповедей: утверждают, что повеления Завещателя по причине нынешней войны выполняются плохо.

Одна галера без пушек обходится государству меньше чем в тысячу рублей; и достаточно сказать, что солдат здесь получает треть французского или немецкого жалования.

Одно превосходное ружьё, уже годное к употреблению пехотинцем, обходится не более двух рублей за штуку, около девяти шиллингов: в Англии столько стоит нож.

О соответствии проблемы и методов решения

Мы стали на якорь рядом с кораблём и, должен сказать, казались совсем крошечными. Такое судно достойно океана, а не этой, скажем так, канавы, Финского залива. Впрочем, возможно, что оно через несколько лет сгниёт, вместе с тридцатью-сорока другими судами, находящимися сейчас в порту.

Но зачем нужны эти огромные корабли в море, таком узком, где можно плыть только посередине, в полосе шириной несколько миль? Таковая была преобладающая страсть Царя - иметь корабли, причём гигантские, иметь их и строить близ себя, где это наименее удобно.

Уверяют, однако, что построив свою флотскую базу в Петербурге и Кронштадте, а не в Ревеле, он впал в ошибку, подобную, и даже  более тяжкими последствиями, ошибке Людовика 14, когда тот устроил свои пышные сады в низине Версаля, а не в Сен-Жермене с его хорошим воздухом; Царю о его верфи можно тоже сказать: cene sera qu'un favori sans merite (Почёт без заслуг (фр.). Альгаротти использует остроту о садах Версаля, введённую в оборот  в 1678 году мадам де Севинье).

Не последнее место в армейских буднях занимают писарские обозы, которые следуют за войском; среди подчинённых главного маршала, командующего кавалерией и первых лиц империи писари весьма многочисленны. В общем, в этой деспотической империи подлежит описи каждая малость. Похоже, что русские, начав писать позже других европейских народов, желают наверстать упущенное.

Пусть её многолетние войны были победоносны, но она израсходовала на них главное богатство государей, так необходимое этой бескрайней стране: лишь последняя война за пять лет унесла, говорят, более двухсот тысяч подданных империи.

О том, что нас роднит с итальянцами

Ранее здесь сразу же пускали прибывшую древесину в ход (на строительство. Из-за чего петровские корабли почти все сгнили намного раньше срока - мой комментарий). Сейчас её выветривают, выдерживая стоймя в нескольких огромных складах. На время холодов её укрывают огромными холстинами, дабы защитить от непогоды; в Италии таким манером укрывают цитрусовые.

О Санкт-Петербурге в частности и России вообще.

И что Вам сказать вначале и что потом об этом Городе, об этом, кажем так, большом окнище, вновь открытом на севере, из которого Россия смотрит в Европу?

... от Кроштадта до Петербурга усажена по обеим сторонам лесом, причём не из пышнолиственных дубов или оживленных лавров, а из самых убогих деревьев, которые когда-либо видели солнце. Это некий вид тополей, весьма отличающихся от тех, в кои обратились сестры Фаэтона и кои бросают тень по берегам реки По. Напрасно мы напрягали наш слух, тщась услышать пение птиц, которых желал развести тут Царь. Царь переместил сюда с юга империи доброе их число, однако они вскорости погибли, не свив себе даже гнезд.

Помпезные постройки на том и другом берегу реки, стоящие группами, башни с золочёными
шпилями, там и сям пирамидально возвышающиеся, корабли с мачтами и реющими вымпелами,
выделяющиеся на фоне строений и вычленяющие массы из общей картины.

... да и проекты его зданий сделал не Иниго Джонс и не Палладио. Царствует гибрид
архитектуры итальянской, французской и голландской. Преобладает, однако, голландская. И это
неудивительно. В Голландии Царь проходил свои первые, так сказать, штудии...

Представляется, что именно в память о Голландии он строил в манере этой страны, высаживал
на улицах аллеи деревьев и прорезал город каналами, которые здесь, без сомнения не столь
нужны, как в Амстердаме или Утрехте.

Царь обязал бояр и дворян империи покинуть Москву, близ которой находились их владения, и
последовать за двором; сюда же он переместил и свою резиденцию. Свои палаты они поставили
в основном на Неве, и большая часть их была возведена по приказу государя, а не по их доброй
воле. Вот почему стены палат там и сям кренятся, трескаются и вообще еле стоят. Не помню, кто
именно сказал, что в других места руины образуются сами собой, а здесь их возводят. В этой
новой метрополии выгодно строить всё заново - вот тому причина...


О правителях и нравах власть держащих

Наряды здесь пышнейшие, и в Лионе вовсю шьют серебром и золотом ткани, изготовляемые
для России. Трудно сказать, является ли эта роскошь следствием правления женщин, которые по
природе своей обожают наряды, или следствием засилья иностранцев, которые таким образом
обирают местных жителей. Факт тот, что это началось при Екатерине, развилось при юном
Петре ", а при нынешнем правлении достигло высшей степени. Положение было иным при Царе,
который вывозил из Голландии, заодно с товарами и ремёслами, бережливость. И если теперь
бояре вынуждены ежегодно тратить добрую часть своего достояния на вышивки и кружева, то
ранее государевыми указами они строили корабли. В станах, где пышность может быть
удовлетворена изнутри, она может быть и весьма полезной, например, для развития
промышленности - средства обращаются, притекают вновь и привлекаются со стороны.
Но в странах, где богатство и великолепие достигается благодаря заграничному производству,
необходимо особое законодательство о предметах роскоши, дабы предотвратить утечку средств
из государства. Так поступили Дания и Швеция, их примеру должна следовать и Россия.


Внешние дела

По прибытии в Пекин русские купцы лишаются свободы передвижения и действия; власти
запирают их в караван-сарай и надзирают за ними так же, как в Японии надзирают за
голландцами. Когда же китайцам кажется, что приспело время, они приносят свой чай, немного
золота, сырой шёлк, старые ткани, идолов, наихудший фарфор - самые залежалые вещи, чуть ли
не мусор, со своих складов и отсылают купцов с Богом.

Во время позавчерашней продажи вещей, привезённых с последним караваном, я увидел часы
Томпиона, полностью разбитые и никогда не способные более показывать время. Это настоящий
"покойник", как говорят китайцы.
Отправить комментарий